16 октября

АВТОДЕСАНТ: Одерёво. деревня, которой больше нет...

ОТ АВТОРА: не успели журналисты и поисковики Центра воинской славы до конца подтвердить во время автодесанта по Летнему опочецко-себежскому тракту легенду о Пивнице (где наши предки праздновали в XVI-XVII веках знаковую победу над литовцами), как всплыла новая задача: найти следы утраченного захоронения партизан и узнать подробности жестокого боя.

Могила без… голов.

Опушка леса, перекресток дорог на Левохново и Заболотье. Впереди – обезлюдевшая деревня Одерёво, слева – Пивная гора, справа – мистическая болотина. Из рассказов старожилов я знал: «это могильник, и нечего ходить по человеческим косточкам». Но где эти кости – никто толком не ведал, даже мои родственники. Лишь после того, как к нам присоединился друг и проводник из Себежа Алексей Никифоров, мы нашли полутораметровый кованый крест. Было видно, что лет 40 сюда не ступала нога человека. На перекрестии – «1942 г.». Неужели это единственный свидетель легендарного боя с фашистами отрядов Марго, Лисовского и Самсона? Командир поисковиков Константин Буевич тут же распределил обязанности, и я увидел, как работают настоящие профи: Михаил Романов, Сергей Калинин, Евгений Рабович. С помощью металлоискателя и щупов они установили, что захоронение идет в сторону Пивницы, что глубина больше метра. В ход пошли лопаты, вскоре Костя приказал покинуть траншею и сам продолжил поиски, но уже с помощью скребка, чтобы, не дай Бог, не нарваться на фронтовые «подарки». То, что стала «дарить» земля, повергло меня в шок: это были не просто кости, а их фрагменты, разорванные на части. Причем проявлялись они в невероятных местах – где должны были быть руки – лежали ноги, и наоборот… Потом мы нашли целые подошвы (45-го размера), подбитые гвоздями, они были проложены берестой (которая, как мне объяснили, идеально сохраняет тепло).

Далее пошли рассыпающиеся в руках медные пуговицы, голенища от валенок, замки от командирской сумки и фрагменты ручных гранат РГД-33 системы Дьякова... Но с журналистской точки зрения, самым ценным для меня оказался карандаш, спрятанный в узкий тубус. Медальонов не было, не было и… голов. – Здесь захоронены, минимум, два человека, – высказал вслух свои мысли Костя Буевич. – Могилу вскрывали не раз, но делали это далекие от поисковой работы люди. По раздробленным костям можно говорить, что погибли бойцы от взрыва гранаты или снаряда. Одному было от 17 до 24 лет, второй уже взрослый мужчина. Оказывается, это можно определить по сросшимся (или нет) коленным чашечкам и суставам. Отсутствие голов говорит о том, что погибших перезахоранивали. Сразу после войны в этом вопросе не церемонились, счет шел, как бы это дико ни звучало, на головы, остальное просто не брали.

Слово старожилу.

В своих записях я нашел фамилии погибших в Одерево партизан: Завьялов Станислав, 1926 года рождения, из деревни Раменье (Новосокольнического района), Шалаев Иван, 1910 г. р. (Кировский р-н Калинин. обл.), и Ефимов Василий, 1925 г.р. (Ромашковский р-н Калинин. обл.). На обратном пути в деревне Ямищи мы заглянули к 78-летнему Алексею Рогову, который в юности жил неподалеку. Он подтвердил, что могила относится к декабрю 1942 года, что в ней погребены «бойцы, которые шли организовывать в тылу партизанское движение». Ну, а крест сковал левой рукой кузнец из деревни Одерёво Андрей Цыганов (правая была изувечена на войне).

Чуть позже уже Алексей Никифоров вспомнил от стариков, что после войны в Пивницу приезжала мать одного из погибших и забирала тело. Не исключено, что это был третий партизан. Потом могилу вскрывали во второй раз, и головы двух народных мстителей перезахоронили в Томсино. Но это были не все открытия. Михаил Романов из Пустошки, вернувший к жизни не один десяток имен, подвел меня к вскрытой могиле и указал на крест. Сначала я ничего не понял…

Надписи на кресте

– Смотри внимательно, – сказал собеседник и провел рукой по перекладинам. – Видишь эти ржавые точки – это следы от краски, значит, здесь были написаны имена погибших.

Все отчетливо стало видно, когда мы облили металл водой. Сомнений нет – это фамилии. И местные жители знали, какие. Уже за компьютером, внимательно изучив левое крыло креста, у меня не оставалось сомнений, что там было написано: ШАЛАЕВ Иван. На правом, как можно предположить, ЕФИМОВ Вася. Первому партизану было 32 года, второму, как и говорил Константин, 17 лет… Фамилии одного и другого (кроме Завьялова) выбиты на братском кладбище в Томсино. Но ведь половина человеческих останков – здесь!

Что же это за бой?

Заглянем в официальные сводки, спрессовав строки исследователей, латышских и русских партизан: – С 4 на 5 декабря 1942 года отряд латыша Вилиса Самсона вместе с вновь образованной 4-й Калининской бригадой В. Лисовского перешел линию фронта между станциями Локня-Насва. 60 километров без отдыха по глубокому снегу, а тут еще внезапно усилился мороз, сковавший панцирем влажную одежду и обувь. Колонна все чаще стала растягиваться, ослабевшие падали, не имея сил подняться. – 12 декабря партизаны остановились на отдых в деревне Адерёвы (Одерёво – ред.). Здесь встретились с разведчиками 5-й бригады В. Марго. – 14 декабря, ночью, немцы дважды атакуют нас в селе Адерово. Вовремя поднимаем тревогу, и противник, неся большие потери, вынужден отойти. В этих боях немцы потеряли 216 человек ранеными и убитыми. Особенно отличилась партизанская группа А. Поча и пулеметчик отряда Имант Судмалис (товарищ Андерсон, позже – Герой Советского Союза).

– Второе наступление было в 6.30 утра. Разведчики доложили, что враг с северной стороны в составе батальона быстро приближается к деревне. На рассвете увидели длинную колонну, которая шла прямо на нас. И здесь раздается пулеметная очередь. Фашисты прямо на наших глазах падают, как скошенные. Через несколько минут все кончено – колонны врага уже нет. (А. Рашкевиц «Наш Имант», Н. Никитенко «Партизанские комбриги, люди и судьбы»)

Мысли вслух

Но это только верхняя часть айсберга. Как оказалось, будущий легендарный комбриг В. Марго был вызван в деревню Одерёво, где расположился штаб новой рей­дирующей 4-й бригады капитана Лисовского. 100 партизан Марго по приказу начальника оперативной группы 3-й ударной армии Кривошеева должны были переподчинить Лисовскому, но центр НЕ знал, что у Марго уже свыше 600 бойцов! К счастью, благодаря тактической хитрости комбрига (сеансу связи по рации), штаб отказался от своей затеи. Но было поздно. Немцы преследовали с фронта латышей и Лисовского и обрушились всей мощью на Одерёво. В итоге деревня стала свидетельницей одного из первых открытых героических боев партизан, а также невольной заложницей «разборок» командования. Но об этом никто не знал.

Слово одерёвцам

Вот что говорят сами жители о бое, и об этом нет ни в одном официальном источнике. Из воспоминаний моей матери Нины Николаевой (Лобановой), на момент боя ей было 7,5 лет: – Зимняя Никола была. У матери по случаю праздника на печке стояла самогонка. А тут партизаны с фронта. В нашем доме остановилась охрана латышей, у дяди Феди – их начальство, у Павлюка внизу – русское. Два дня печки топили и в баню ходили. Все ноги были вспороты (стерты) до крови. Не ели неделю, рады любому куску мяса. С ними были три женщины-латышки, помогали в доме готовить лепешки… Сутки жили, наелись, бабушка самогонки дала, так даже песни попели. Спали на полу, вповалку, на соломе. На третий день только успокоились, а тут немцы от Левохнова и Пивницы. Крепко держали латыши оборону. Молодцы. Если бы не они, то всех бы нас сразу спалили. На той стороне деревни, у Пивницы, немцы тоже наступали, одну избу с тремя беженцами спалили, другую гранатами забросали. Люди живьем сгорели. Когда латыши стреляли, я сидела на кровати и смотрела в двери. Окна были закрыты одеялами. Один немец подполз близко, до нашего хлева, но его латыши убили, а ещё троих – в силосной яме. Ночью пули летели, как дождь, как фейерверк или как снег, только мелкий-мелкий. Все небо было в ярких точках. Когда стало светло, снаряды стали взрываться со стороны Пивницы.

Началась такая страсть, что не вспомнить. Латыши ушли по канаве к Боброву, а русские, от Павлюка – ручьем в Дуброво. Мы зачем-то побежали в сторону Ямищ, в лощину, к Чертову камню, который водит людей по кругу. Вот и нас он водил потом по горящей деревне. А я, как кошка любопытная, всё выглядывала из-за камня, а там немцев видимо-невидимо, густым косяком шли и стреляли. Когда поравнялись, то брата Ваню забрали, а нас развернули живым щитом. Мы шли впереди, они сзади, а вокруг горели дома. Ужас... Немцы погнали нас до Шадурихи, потом - от Пивницы, вокруг деревни, к Левохнову, думали, что всё заминировано

Но Бог миловал. Нас, напуганных и вымотанных, отпустили. Дети зашли в уцелевшую баню Данилы, а взрослые пошли за салом, разрывать пожарища. Но это нас не спасло. За первой цепью немцев пришла вторая – это оказались финны (и так было – не раз). Всех выгнали, пулеметы наставили. Сильно злые были. Стариков – в одну сторону, молодых – в другую. Тех, кто помоложе, забрали собирать убитых фрицев. Больше мужиков никто не видел. И Ваня с ними оказался, но убежал (его у Чертова камня забрали). В норку звериную спрятался, а немец над ним встал и сверху пописал. Ваня не шелохнулся. Вот и остался жив. Потом ему деревенские сказали, что нас немцы живьем спалили, он плакал, не шел домой. Но нам повезло, а нашего дядьку, Федьку-Николаевщинку, Кирилла и Тимофея Жукова немцы убили около Левохново. Могилы их так и не нашли, хотя долго искали. Вечная им память! Спаслась чудом только наша корова. Деревенские потом передавали бабушке: «Иди, Лизка, твоя корова обгоревшая бродит». Как оказалось, она в последний момент выскочила со двора, уши и хвост все были обгоревшие. Мы держали её до тех пор, пока не пришли чужие партизаны и не забрали. Бабушка очень плакали, детей мал-мала меньше, мужа нет, но нас никто не послушал…

Жена умирала дважды А вот воспоминания моего отца, Василия Константинова, в то время ему было 11,5 лет: – В многострадальной деревне Одерёво, со стороны Пивницы, жил брат моей матери Александр Титович с женой Настей и дочерью Фросей. Во время боя они спустились в подвал. Когда дом начал гореть, Титович несколько раз умудрялся тушить огонь, но бой продолжался. Дом было не спасти. Пришлось всем выбираться наверх. На глазах у дяди была смертельно ранена его жена Анастасия. Дочь Фрося получила ранение в бедро. Пожар подгонял дядю принимать быстрые решения. Он на руках отнес дочь в избу соседа Жукова. Прибежал за женой, а та мертва. Взял и перенес к раненой Фросе. Дочь перевязали разорванными простынями, а когда бой стих, ушел с ней известными ему тропами в Заборовье, перед этим выгнав скотину с горящего двора. …К слову, ночью, во время боя по фашистам, из деревни Крутово ударил из пулеметов местный партизанский отряд (Марго), приведя врагов в страшное замешательство. Это позволило латышским партизанам без боя оторваться от гитлеровцев. В следующую ночь Александр Титович вернулся на пепелище. Увы, дом Тимофея Жукова сгорел дотла. Прах убитой жены вознесся с огнем и дымом в небеса. Так было угодно Господу Богу. Мороз свирепствовал, с каким-то жутким завыванием лаяли собаки, за Пивницей в лесу выли волки. Стоял жуткий смрад, черные печные трубы смотрели ввысь к звездам, вопрошая: Господи, за что такая напасть?! По рассказам моей будущей тёщи, Елизаветы Степановны, они не единожды смотрели смерти в глаза. Помнит все это и моя жена, Нина Ивановна, одетая в худую шубенку, с котом на руках. Дети и старики были согнаны к колхозному амбару, где ждали смерти. Но судьбе было суждено, чтобы они выжили. Роковой бой, роковые сутки страха и переживаний смели с лица земли целый колхоз «Красный Одеревёц».

Список убитых и сгоревших жителей Одерёво: Николаев Федор Николаевич, Жуков Тимофей, Куранов Кирилл Иванович, Куранова Варвара Самуйловна, Павлов Роман, Титова Анастасия Ивановна (жена Титовича), Николаева Анна Ивановна (дочь бабушки Лизы, будет смертельно ранена немцами в марте 1942-го у Пивницы), три беженки и подросток из крайней избы (имена неизвестны).

Вместо эпилога В Пскове я повторно пробил по источникам бой в деревне Одерево, и, к своему удивлению, нашел ещё 9 геройски погибших бойцов 4-й бригады. В том числе радистку Марию Гурскую, надо думать, «решившую» судьбу бригады Марго. К слову, четырех фамилий до сих пор нет на братской могиле в Томсино. И ещё маленькое чудо. На сайте «Наш себежский форум» пару лет назад были опубликованы фотографии из архива немецкого солдата Otto Bartsch, сделанные в Себежском районе во время карательных экспедиций. Каково же было моё удивление, когда на некоторых из них моя матушка с дрожью в голосе признала горящую Одерёвку. Жутко, но факт. Вот вам и иллюстрации к неизвестному бою (см. фото). В заключение я связался с главой Себежского района Леонидом Курсенковым. Выслушав меня, собеседник заверил, что они сделают к летним праздникам в Томсино перезахоронение останков из Пивницы и впишут имена погибших героев в общие списки. Почему-то хотелось в это верить. Быть может, потому, что впереди нас ждала деревня Костучиха, где не было столь эпохального боя, но где молодой партизан подорвал себя гранатой, совершил подвиг, и где власть помогла нам установить крест. Но об этом в следующем материале.

Источник: Олег КОНСТАНТИНОВ, Псков-Одерёво

Источник: Олег КОНСТАНТИНОВ, Псков-Одерёво Все фото с места событий. Историческая справка. Список погибших.

Список погибших партизан в Одерёво, из оперативных сводок +ЕФИМОВ Василий Федорович, 1925-1942 гг., боец 4-й бригады, убит в бою 14 декабря. Похоронен в дер. Адерево. +ШАЛАЕВ Иван Васильевич, 1910-1942гг., боец 4-й бригады, 15 декабря убит. Похоронен в дер. Адерево. +Харченкова Т. Ил., ряд., 1918 г.р., Калинин. обл., Кесовогорский р-н, д. Воробьево, убита 14.12.42 г. Похоронена в д. Одерево. +Смирнов Николай Дмитриевич, 1925 г.р. Калинин. обл., Сандвский р-н, д. Лукино, убит в бою (1)4.12.42 г. Похоронен в д. Адерёво. +Мезо(а)к Аркадий Вильгельмович, 1925 г.р. Калинин. обл., Кесовогорский р., убит в бою 14.12.42 г. Похоронен в д. Адерёво. +Карманов Степан Макарович, 1923г.р., Новосибирская обл., Юрга, завод, Садовый 16, убит в бою 14.12.42 г. Похоронен в д. Адерёво. +Фисенко Гигорий Архипович, Бежецк, ул. Коммуны 10, погиб 14.12.42 г, 4 бригада. +Куркин Алексей Григорьевич, 1923 г.р. Калинин. обл., Молоковск. р, д.Залужанье. Убит в бою 14.12.42 г. Похоронен в д. Адерёво. –Гурская Мария Николаевна, 1923 г.р., Челябин. обл., Копейск, шахта 20, барак 5 кв. 20, погибла (1)4.12.42, д. Идерёво, радистка 4-й Калининской бригады похоронена в г. п. Россоны («ПАРТЫЗАНЫ – ЖЫХАРЫ ІНШЫХ РАЁНАЎ І АБЛАСЦЕЙ»). –Ларионов Виктор Иванович, 1921 г.р., Удмуртия, Шабалинский р., Освитецкий участок, командир отделения, погиб, д. Одерево 13.12.42 г. –Кудрявцев И. А. 1923 г.р. разведчик 4-й бр., Калинин. обл, Сандовский р., д. Улитино, отец Кудрявцев А.Л. Погиб (1)4.12.42 г. – ЗАВЬЯЛОВ Станислав Владимирович, 1926 г.р., дер. Раменье (Новосокольнический район). Призван в 1942 г. Рядовой, 4-я бригада. Убит 14.12.42 г.. Похоронен в дер. Адерево. Знаком «–» указаны фамилии, которых нет на братской могиле в Томсино.

Фотоальбом

Вернуться к новостям